Лунный календарь
Идет расчет...
Поиск по сайту
Рекомендую



Статистика






ezoterics.com
Счетчик тИЦ и PR
Главная » Статьи » Роман

Глава 11. Зазеркалье.
Сенча отсутствовал в своем Киевском офисе-подвале. Ситуация, при которой я ощущал себя Сиккар, но воспринимал не астрал, а реальный физический мир меня слегка ошарашила. Конечно, я знал все то, что знает Серафимов. Только я беспокоился за свое Альтер-эго, так как Серафимов не мог воспринимать ничего кроме реальности, в которой он родился. Ощущение похоже на осознание во сне, когда ты понимаешь что спишь. С одной стороны, во сне, ты такой же, но обстановка сна влияет особым образом и ты подчиняешься его правилам, за счет частичной потери памяти. Когда же происходит осознание во сне, к тебе всего лишь возвращается весь накопленный жизненный опыт и память. В этот момент ты понимаешь, что спишь и относишься к происходящему уже по-другому. Вот и сейчас, я чувствовал себя пробужденным в реальности. Наверное, именно это имел в виду Сенча, когда говорил что обладает неразделенной душой. Нужно будет его расспросить, как это: иметь неразделенную душу? С другой стороны чего его расспрашивать, я, что сам не понимаю как это? Вот он я, стою в подвале и помню все, что со мной случилось в Беловодье. Интересно, как долго меня не было в Киеве? Телефон был разряжен, значит, пару дней точно не было. 
«Зайду-ка я к Сенча в подвальчик, и налью себе чая». - Дверь без труда отворилась, и я попал в уютную комнату, к моему удивлению, чистую. Стены были покрашены в белый цвет, пол был сделан из больших досок. Слева стояла металлическая кровать на пружинах, напротив был умывальник, а рядом старенькая кухонная тумба, на которой находилась одноконфорочная электроплита. Над умывальником висело зеркало. выход в город требовал чистоты тела и бритого лица, в этом мне должны были помочь вода и мое отражение. К моему удивлению в зеркале я себя не увидел, т.е. увидел, но не себя, а спящего на кровати Серафимова. Я огляделся. Кровать была пуста. Зеркало отказывалось показывать окружающую меня реальность, а транслировала нечто похожее, только перевернутое. Предметы, находящиеся справа стояли слева, а предметы с левой стороны переместились на право. Мне вспомнились вымышленные истории, где герои могли проходить сквозь зеркало. Но зеркало Сенча было не большим, и я вряд ли бы пролез сквозь него весь. Но я все же решил просунуть в измененную реальность хотя бы руку. Стекло оказалось тверже, чем я предположил. Никакого портала не открылось. Разочарованный я попытался крикнуть, чтобы разбудить Серафимова. «Может, если не могу пройти я, в зазеркалье перенесется звук?» - Подумалось мне тогда. Но и эта попытка повлиять на реальность не принесла ожидаемого результата. Следующая мысль покорила меня своей простотой, но удивила нелогичностью: я решил, принять ту же позу на кровати, в которой лежал Серафимов в зазеркалье. Тогда, возможно, все стало бы на свои места. Я подошел к кровати и по памяти воспроизвел положение, в котором спал Серафимов в отражении.

Когда я проснулся, ужасно болела голова, было ощущение, что я проспал неделю. Тело было ватным, конечности не слушались. Я присел на кровати и пытался понять, где я нахожусь. Какой-то подвал с полом из деревянных досок, я сижу на кровати с пружинами. Напротив меня висит зеркало.
«Не понял, а где же бомж и моя пластиковая карта?» - Подумалось мне. - «Все-таки опоил меня какой-то дрянью и ограбил, хорошо, что еще не убил». - Я сунул руку в левый карман и нащупал там телефон и кошелек. - «Не ограбил. Тогда почему я в подвале, и не помню, как сюда попал?».  - Я решил посмотреть на дату в телефоне, но он был разряжен. - «Пожалуйста, включись хоть на секундочку». - Обычно даже разряженные телефоны оставляют минимум заряда для внутренних нужд календаря и часов. Телефон послушно включился, сеть он, конечно, не нашел, но я увидел, что сегодня 23 ноября 12 часов дня, воскресенье. Значит, меня не было ровно неделю. 
Первое что захотелось сделать: это убежать из этого места, и я очень надеялся на открытую дверь, которая меня не подвела. На улице шел снег, людей было не много, не смотря на рабочий день. Вероятно, погода загнала всех в дома и магазины. Моя кожаная, коричневая куртка не особо помогала от мороза, но я как мог, старался выжать из нее максимум тепла, поднял воротник, и сразу стал похож на вора, старающегося быть не узнанным. На станции метро «Театральная» было много народу, люди прятались от холода и снега. Я решил снять деньги с карточки, но для этого пришлось отстоять очередь в банкомат. Когда я отходил от него, пересчитывая деньги, я столкнулся с милиционером, стоящим неподалеку.
- Простите, я не нарочно. - Сказал я.
- Ничего, бывает. Хотя обычно люди не наскакивают на меня, а стараются держаться подальше. - Сказал милиционер улыбнувшись.
- Я ничего противозаконного не делаю, потому у меня нет страха перед стражами порядка. - Решил поддержать беседу я
- У нас на службе говорят: «Нет невиновных, есть те, чья вина не доказана». - Я улыбнулся старой шутке, и хотел было уйти, но правоохранительные органы были настроены на беседу.
- Может, угостите меня сигареткой? - Спросил милиционер.
- Конечно. - Сказал я автоматически, но пошарив по карманам, не обнаружил у себя сигарет.
- Минуту, я куплю себе пачку сигарет и угощу Вас.
- Лады.
Отстояв очередь в местном ларьке, и купив пачку сигарет, я, открывая пачку, шел по направлению к моему новому знакомому милиционеру, который стоял уже не один, а с напарником. Напарник, как-то напрягся, когда меня увидел, и его рука потянулась к кобуре, в которой находилось табельное оружие.
-Ты чего это, Серега? Мужик нам сигареты несет. - Обратился к своему напарнику мой новый знакомый.
- Владимир Серафимов? - Спросил меня напряженный напарник. «Странно, чего это я такой популярный вдруг стал?» - подумалось мне, но я ответил утвердительно, и услышал стандартное милицейское «пройдемте с нами».
Пост милиции в метро выглядел как маленькая комната, со столом и несколькими стульями. В стол был вмонтирован какой-то пульт, на котором горело несколько лампочек. Стоял старый телефонный аппарат, рация и недоеденный милицейский обед. Перед входом в эту комнату висел щит, с надписью: «Их разыскивает милиция», на котором красовалась моя фотография, из заграничного паспорта, отпечатанная на черно-белом принтере.
- Серега ты чего это, нормального мужика приволок? - Спросил мой новый знакомый. Но напарник не реагировал, его руки немного тряслись, было видно, что он нервничает.
- Покажите содержимого карманов! - Скомандовал Серега. - А ты Саня читай сводки и обращай внимание на «ярмарку» перед дверью. - Вероятно, под ярмаркой подразумевался щит с фотографиями граждан в розыске.
- А чего мне на нее обращать внимание, все торгующие лицом на ней мне известны: Лаврюков, Трыков, Блинда и Серафимов. Се-ра-фи-мов. - Сказал по слогам Саня. Ишь ты, что маньяка поймали? Ни хера себе, а с виду нормальный мужик.
- Лицом к стене! - Скомандовал Серега, когда перестал рассматривать мою пачку сигарет, ключи от машины, пластиковую карточку, кошелек, зажигалку и мобильный телефон.
- Слушай Серега, а нормальная мобила у этого маньяка, как думаешь, зачем она ему в тюрьме?
- Согласен, и деньги тоже ему там не понадобятся. - Засмеялся Серега.
- Нет, погодь. Он их с банкомата снял, бабло засвечено, а вот сигареты и мобила нет. - Сказал Саня и тоже рассмеялся, пока Серега меня обыскивал.
- Твою мать, у него полные карманы песка. - Сказал Серега, доставая руку из кармана моей куртки.
- Это не песок, Серега, это пепел. Может, он девчушку то убил, и сжег, а ее прах с собой носит - псих. - Предположил мент Саня. В этот момент у обыскивающего меня Сереги зазвонил его мобильный телефон.
- Да! Да слышу я тебя! Какая на хрен мама? Людка, на кой она приперлась? Хорошо, куплю я, куплю. Я сейчас занят, маньяка обыскиваю.
- Что теща приехала? - Спросил Саня пытающийся включить мой разряженный телефон, который ему не поддавался.
- Да, скорее бы уже сдохла, эта старая карга. Людка, как с цепи срывается, когда «мама» приезжает. Теперь еще после дежурства по магазинам бегать. - Расстроенным голосом сказал Серега.
- Сочувствую, тебе. - Радостным голосом с ехидной улыбкой сказал мент Саня.
- Да, пошел ты, со своим сочувствием. - Сказал Серега и его телефон вновь зазвенел. - Да, Люда, сказал же занят! Как мама умерла? Ага, да, ага. Конечно, буду.
- В смысле умерла? - Спросил мент Саня, уже без улыбки, когда Серега отключил свою мобилу.
- Ого, теща ласты склеила. Сердечный приступ, у меня сосед врач… Прикрой меня Санек, все равно пока этого приедут оформлять суеты будет, обо мне и не вспомнят.
- Рискуешь, но ладно, придумаю чего-то. Все-таки теща. - Серьезным голосом сказал мент Саня, и медленно положил мой телефон на стол, пока Серега складывал свои вещи в кулек и выметался из милицейского поста. В воздухе повисло напряжение, и тишина стала давить на уши. Мент Саня смотрел на меня перепуганным взглядом и ничего не делал. Я на него смотрел таким же перепуганным взглядом и не знал, что делать мне.
- Слушай Серафимов, а у тебя много денег на карточке? - Спросил мент Саня.
- Могу еще тысячу гривен снять с банкомата, а что?
- Да, не убийца ты, и не маньяк. Ты проклятый. Вон Серега только сказал, чтобы его теща умерла, и она тут как тут сразу скончалась, даже минуты не прошло. Либо это ты сделал, либо случайность.
- Я не убийца и не маньяк, и конечно не причастен к смерти тещи твоего напарника. - Сказал я тихим хриплым голосом.
- Вот и я об этом же. Может, свалишь по-тихому, чтобы на меня твое проклятие не перешло, а? - Сказал мент Саня и начал ходить по комнате, наступая на рассыпанный Серегой пепел на полу.
- Я с удовольствием, а что за вопросы: про деньги на карточке. - Сглупил я.
- Хотя ты прав, о каких деньгах речь? Тем более вшивая штука гривен.
- Не-не, я все понял, больше тысячи снять лимит не дает, я уже одну снял, бери все и телефон, только отпусти. - Взмолился я.
- Меня ведь не разобьет паралич прямо здесь от твоего проклятия? Да? Нет! Фигня это все! Руки давай, пока меня паралич не разбил! - Скомандовал мент Саня.
- Саня, Санек давай вернемся к твоему первому предложению, отпустим меня, и ты будешь жить. - Умоляющим голосом сказал, и я встал со стула, на котором сидел.
- Сидеть! И руки чтобы я их видел, пусть даже на меня тысяча проклятий перейдет, и молния в задницу шибанет, не сойти мне с этого места, если я маньячину отпущу. Что поверил, да? - Сказал мент Саня и замер не дыша. Я протянул ему руки, но он никак не реагировал. Чтобы не терять случайно подаренный мне шанс, я собрал все свои вещи и бросился бежать.


После посещения божества у Локи было странное чувство. Сначала он думал, что потакание своей ярости, от которой впоследствии погибают животные это плохо. Но после слов Чандры, что убийства разрешены, чувство вины, стало меньше. Раз Сиккара, нельзя найти в астрале или реале, и он находиться в каком-то невиданном мире, нужно быть готовым его встретить, когда он появиться. 
Локи сидел в позе лотоса в мире Асуров, где оставил его Нешта и размышлял. Вероятно, посещение божества и переход на его слой времени должно было как-то отразиться на реальности. Но особых перемен он не заметил. Но если предположить, что наше время для божеств течет с большой скоростью, то за несколько минут в мире божеств, в мире асуров должно пройти несколько месяцев, а в слое людей, который выше мира асуров, неделя, а может и две. Значит, стоит начать поиски Сиккар вновь. Может он уже и вышел из мира легенд, в который не могут попасть божества? Локи сконцентрировался на астральной копии города Киева в попытке отыскать Сиккар. Но знакомого ощущения его друга не было. Он менял астральные образы душ одно за другим, они все были чем-то походи на Сиккар, но при этом и чем-то отличались. Вот есть однофамилец Сиккар, Владимир Серафимов, тоже живет в Киеве, но ему за пятьдесят. У этого такая же машина, а этот родился с Серафимовым в один день. Вот душа мальчика Вени, который упал с крыши, а это душа брата Сиккар, ожидающего воплощение. Ни Сиккар, ни ощущения его коши Владимира Серафимова нет. Но астрал странно реагирует на поиск Сиккар. Он вибрирует гармонично, когда Локи задает вопрос: есть ли Сиккар в Киеве? Значит, Серафимов находиться в Киеве, но вот какой именно Сиккар подразумевается астралом не понятно. «Вероятно, стоит искать Сиккар Рирачиа и одновременно Владимира Серафимова» - подумалось тогда Локи. Первый раз асур пытался пользоваться астральным поиском, и некоторые нюансы работы с астралом ему были не знакомы. Локи настроился на комплексный образ Сиккар Рирачиа и Владимира Серафимова, добавляя как можно больше деталей к образу, внешний вид, звук голоса, свечение ауры, память об их совместном пребывании в аду. Астрал засветился. И Локи воспарил над местом, где находился Сиккар. Коши Сиккар убегало от опасности, его астральное тело пульсировало ярким красным светом ярости вперемешку с черным цветом страха и печали. Локи запереживал и обрадовался одновременно. От чего все кругом стало вертеться, Локи то перемещался к астральному телу Сиккар, то возвращался к месту, где изначально воспарил. Ситуация стала раздражать асура, от чего вращение и прыжки стали резче. Чтобы хоть как-то избавиться от этой болтанки и подавить возникшую ярость Локи решил вселиться в тело ворона, который сидел на дереве неподалеку. С трудом взяв себя в руки, Локи уменьшился в размере и проник в тело ворона во время вдоха, так же как ранее это проделывал с волком.
Была ночь, ворон летел над каким-то полем недалеко от Киева. Локи не понял, что произошло, ведь только что был день, и он находился в самом центре города. Ярость сменилась недоумением. Но покидать тело ворона Локи не захотел, боясь потерять только что полученную связь с Сиккар. Локи решил не подчинять себе ворона полностью, и пока остался наблюдателем. То, что его перемещение из дня в ночь, было как-то связанно с временными сдвигами, он понимал, но не понимал как именно.
Ворон летел не очень высоко и направлялся к городу. Локи обратил внимание, что ворон видит мир несколько иначе. В темноте он пытался выловить яркие участки света, потом переводил взгляд на то место, которое хотел разглядеть. В результате вспышка от света медленно таяла, освящая темный участок окружающей реальности. Это было похоже на воровство света. Когда ворону не хватало освещения, он смотрел на огни вдалеке, накапливая свет глазами, потом подсвечивал накопленным светом себе дорогу. Вторым открытием Локи в теле ворона было ощущение, что он находиться внутри какого-то зеркального шара. С непривычки ориентироваться в этом многообразии было очень тяжело. Идея оставить управление самому ворону, в этих условиях, казалась Локи наиболее удачной. Так как птичье зрение вряд ли можно было освоить без подготовки. Что уже говорить о навыках полета. Птицы всегда казались Локи не особо интересными существами, которых интересует только еда и размножение. Но новый опыт изменил его мнение. Ворону все было интересно, постоянные вспышки света, и преломляющиеся сферические образы рисовали поистине завораживающие картины. Рассвет быстро приближался, от этого окружающее выглядело еще красочнее, а ощущение полета заряжало какой-то особой радостью.
Когда время приближалось к полудню, ворон присоединился к стае таких же воронов, как и он. Погода быстро портилась, казалось, скоро должен был пойти снег. Но стаю это не останавливало, она вырисовывала заманчивые фигуры в небе увлекаемая короткими порывами ветра. У ворона было какое-то внутреннее ощущение вибрации, и когда он настраивался на него, это чувство доставляло радость сравнимую с радостью пения в унисон. Именно эта настройка позволяла стае действовать как единый организм, не сталкиваться в полете и действовать сообща. Вскоре ветер усилился и пошел снег, ворон отделился от стаи и уселся на то дерево, где его и нашел Локи. Его предположение подтвердилось. Астрал находился слоем выше физического мира и потому то настоящее, которое Локи переживал в астрале, для мира физического было недалеким будущим. Именно поэтому, вселившись в ворона, он переместился на полдня назад.
- Что со мной? - Услышал голос, звучавший отовсюду, Локи. Но решил промолчать.
- Эй, ты, нечто, что засело в моей голове: кто ты и что ты делаешь со мной? Я чувствую себя нехорошо. - Все сомнения исчезли, это говорил ворон и обращался он именно к Локи.
- Не волнуйся, я скоро уйду. - Локи старался сформировать свою фразу четко, используя простые понятия, которые должны быть знакомы ворону.
- А зачем ты пришел? И почему так плохо? Я умру? - Спросил ворон.
- Мне нужна твоя помощь. Скоро все окончиться. - Сказал Локи, старательно скрывая печаль.
- Я умру, когда ты уйдешь? - Не унимался ворон.
- Нет. - Солгал Локи. Он уже чувствовал, как тело ворона переходит под его полный контроль, а значит, все окончиться так же, как было с волком: ворон умрет от неизвестной для Локи болезни. В виде которой, он и может вселяться в животных.
- Сделай так, чтобы мне было не так плохо. - Взмолился ворон.
- Это не я делаю тебе плохо, это снег и мороз виновны. Ты заболеваешь. - Снова солгал Локи.
- Тогда нужно найти место теплее, но у меня почти нет сил, чтобы лететь против такого сильного ветра. - Сказал ворон.
Как раз во время их беседы Серафимов покинул здание станции метро и в страхе направлялся к дороге, чтобы взять такси.
- Летим за этим человеком. - Сказал Локи.
- Но я не могу, я устал. - Жалобно ответил ворон.
- Он тебе поможет, а ты поможешь мне, если не упустишь его из виду. Если ты мне не поможешь, он не поможет тебе, и ты умрешь. Понимаешь, умрешь! - Локи старался быть максимально убедительным. Не ясно, каким именно образом они общались. Ведь ворон мог не только слышать его голос, а может он еще мог определять эмоцию, с которой говорит Локи.
- Хорошо, я попробую. Только помогите мне, я не хочу умирать. - Сказал ворон и взлетел с ветки в тот момент, когда Серафимов уже садился в такси.
Ворон пытался подняться выше, но сильный ветер и метель делали полет очень опасным, кидая его из стороны в сторону.
- Ниже лети, ниже, там меньше ветра! - Кричал Локи. Хорошо, что из-за плохой погоды такси ехало, не так быстро, и ворон мог за ней поспевать.

Когда такси подъезжало к городу Ирпеню, расположенному в двадцати километрах от Киева я попросил таксиста дать мне позвонить еще раз, чтобы уточнить дорогу к дому моего дяди.
- Але, Игнат, и куда дальше? Я проехал мост, указатель с надписью Ирпень говорит, что я почти на месте. - Сказал я Игнату по мобильному телефону таксиста.
- Там все просто. Едите прямо, а за больницей первый поворот направо, возле леса я Вас встречу. А ты что ни разу не был в доме своего дяди? - Спросил Игнат.
- Был пару раз, но дорогу не запомнил. Девчонки уже на месте?
- Да, накрывают на стол.
Таксист недовольно покашлял и я понял, что разговор пора оканчивать.
Уже стемнело, ветер и снег успокоились, теперь падало всего пару снежинок, не сравнить с былой метелью. Свежий снег украсил простое убранство небольшого городка с тысячелетней историей. Фигура с фонарем в строительной робе возле леса, дала мне понять, что я на месте.
- Вовка, дружище. Как я по тебе соскучился. - Сказал обнимающий меня Игнат, мешая мне влезть в старые тапочки дяди Руслана.
- Игнат, девки, где девки? А точнее Марина?
- Ой, будет тебе вынос мозга сейчас от Маринки, ты, где это шлялся неделю? Нас с тобой в розыск подали, знаешь? У тебя хоть фотку нормальную взяли, мою же нашли в школьном фотоальбоме, наверное. Там я не пособник маньяка убийцы, а ребенок из детского сада с совком и ведерком для расчлененки.
Я открыл дверь в целлофане, защищающем от строительной пыли и увидел, как девчонки украсили гипсокартон на двух ящиках, где удобно разместилась еда, пиво и полбутылки Мартини.
- О, прынц прискакал. И что многих замочил маньячина? - Сказала выпившая Марина, и они со Светланой захихикали. - Видишь Светка, как и обещал твой Игнатушка, решил свои дела и приехал мой Володька. Иди ко мне я тебя поцелую, хотя нет, я лучше выпью. Давай Светка за возвращение Володьки и спасение Игната из лап наших добросовестных внутренних органов.
- Девчонки, попросил же подождите нас. - Сказал обиженным тоном Игнат, усаживаясь на табуретку застеленную газетой. - вы напьетесь, разведете бардак, а мне перед Русланом Григоровичем отвечать.
- Давай Володька бери пиво и рассказывай где, был, чего видел? Почему ты в розыске почти неделю? - Продолжал Игнат.
- Бомж меня в плену держал наш с тобой знакомый, опоил какой-то дрянью в виде чая, я проспал всю неделю. Сейчас руки помою и подойду. Так что розыск для меня самого сюрприз. - Сказал я, направляясь в санузел, который еще предстояло найти в недостроенном доме моего дяди.
- Кстати, в розыск на нас из-за колдуньи Татьяны подали, убили ее, а девчушку похитили. Такие вот дела, брат. Если бы не твой дядя, не было бы нас всех тут, отмазал, приютил, и на работу поехал. Тост за дядю! - Кричал Игнат через весь дом.
- За дядю! - Подхватили девчонки хором.
Я включил свет и вошел в санузел. Перед умывальником висело зеркало, и я решил привести себя в порядок. Голова закрутилась, зрение расфокусировалось и я потерял ориентацию.

Осознавать себя в физическом мире после Беловодья, было странно. Я смутно помнил все то, что произошло с Серафимовым, его побег от милиции и дорогу сюда, да и недоступность астрала меня слегка пугала. Было ощущение чего-то плохого, но вот понять чего именно я не мог. Все же надо было как-то предупредить коши Чубебира и Репебакре, но мое теперешнее состояние было скорее выигрышным, нежели наоборот. Потому глядеть в зеркало я не стал, и решил освоиться в новом амплуа пробужденной души. Осталось придумать, как начать разговор. Я подошел к импровизируемому столу, и коши Чубебира сразу вручило мне банку пива.
- За возвращения из плена! - Прокричало коши Чубебира.
- Погодите. Мне Вам нужно кое-что рассказать. Я улавливаю напряжение астрала, быть беде.
- Ого, он уже напряжение улавливает. - Смеясь, сказало коши Репебакре.
- Я не Серафимов, я его бессмертный дух. - Наконец выпалил я. И все дружно рассмеялись.
- Игната зовут Чубебир, а Марину Репебакре. Именно звучание ее времени рождения, прочтенное словами из сказки про репку вывело ее из комы, в которую она попала из-за похищения демоном Менкериилом частицы ее души. - Ожидаемый эффект был достигнут, никто не смеялся, и все смотрели на меня изумленными глазами. Потому я решил продолжить.
- Серафимов ничего не помнит, потому что его не было в этом мире. Мы, т.е. я, был в мире, который сложно описать словами, называется он Беловодье или если хотите Шамбала. Близится война. Нам нужно успеть подготовиться. - Теперь я понял, почему они молчали. Они решили, что Серафимов сошел с ума. Но меня никто не перебивал.
- Игнат, когда я уйду и придет Серафимов, тебе придется рассказать ему то, что я только сказал. Так как он не будет ничего помнить. Сделаешь?
- Конечно дружище, но ты и сам можешь это организовать, включи диктофон на телефоне. И сам себе все расскажешь, так даже наверняка будет. - Серьезно сказал Игнат.
- Хорошая идея, вот только я не все умею делать так же хорошо, как Серафимов. Помоги диктофон включить. - Попросил я, растерявшись. Игнат взял, протянутый мною телефон Серафимова, включил диктофон, и положил его на стол.
- Дело в том, что за нашими душами, Игнат, охотиться демон. Понимаю, звучит для Вас глупо, но я не знаю смогу ли выйти в астрал, чтобы передать всю информацию тебе и Локи. Потому пробуй уловить сквозь свою коши. Предполагаю, что убийство колдуньи тоже организовал Менкериил. - Я говорил, а они молча слушали. Не смеялись, не перебивали и не переспрашивали.

Ворон с Локи уже не говорил. Управлять полетом асур кое-как уже научился, но силы покидали тело невинной птицы. Хорошо, что у ворона острое зрение и отличная зрительная память, это помогло Локи определить, где Серафимов вышел из такси. Жаль, конечно, что птица умрет, но с этим асур ничего поделать был не в состоянии. Погода помогла, но Локи знал, что может не успеть. Потому он поднялся повыше, чтобы четко определить дом, где находились Сиккар, Чубебир и Репебакре. И тут сердце ворона остановилось.
- Не-е-ет! - Прокричал Локи, а ворон извлек из своего мертвого тела последнее протяжное кар и камнем полетел вниз.
В астрале было утро. Локи сразу понял, что находиться в будущем. Неверное это связано с его особенностью управлять временем, или еще с чем-нибудь. Локи обычно не обращал внимания на время, когда вселялся в тела и покидал их. В доме никого не было, кроме образов покинутых человеческих оболочек. Тело астрала показывало недавнее присутствие пяти незнакомых душ, а по черно-синему следу он узнал энергетический оттиск Менкериила. Значит, произошло нечто плохое. Значит, Менкериил нашел способ находиться в физическом мире сколько угодно долго. Следовало как-то предупредить Сиккар и Чубебира с Репебакре, но вот как это сделать из будущего Локи не знал. Но увидев рядом с домом кота, Локи пришла в голову гениальная идея. Он решил вселиться в кота, и с его помощью как-то предупредить друзей об опасности.

- В итоге, Аргал стер нам память, чтобы выиграть время перед началом войны с существами из ада. Чтобы не дать им захватить Шамбалу, и разрушить человеческий слой бытия. - Окончил свой рассказ я. Вдруг что-то большое упало на крышу и покатилось вниз. От внезапного звука все вздрогнули.
- Володька, ой простите бессмертный дух. Можно мы пойдем, поглядим, что там такое упало? - Спросил меня Игнат.
- Да, идемте все вместе.
Девушки собрались вокруг Игната стараясь держаться от меня подальше, потопали к выходу. Когда открыли дверь, мы все увидели мертвую ворону недалеко от входа.
- Бедняжка, она, наверное, замерзла насмерть. - Позабыв про мой рассказ и былое напряжение, сказала Светлана.
- Игнат Володька выкиньте ее куда-то, еще ночевать с мертвыми воронами у порога мне не хватало, Серафимов и так пугает меня до чертиков. - Серьезно сказала Марина. - Давай возвращай нам Володьку, поведем его завтра к врачу. Как ты там говорил, в зеркало нужно посмотреть? Иди, глядись. Хватит с меня ужастиков на сегодня, давайте пить.
Игнат послушно выкинул мертвую ворону за забор, и когда мы все почти вошли в дом, меж наших ног проскочил черный кот.
- Вот еще, теперь за котом гоняться. - С усталостью сказал Игнат.
Сквозь открытую дверь мы услышали звук  едущих машин и увидели мелькание фар. Не обратив на это особого внимания, Игнат закрыл дверь. Светлана пошла, искать кота, а Марина уселась на свое место и стала наливать себе Мартини. Вдруг кот громко закричал.
- Да что за ночь сегодня такая мрачная?- Психанула Марина от резкого крика кота, и стала вытирать пролитое, на импровизированный стол, Мартини.
Светлана молча пришла и села на свое место. Лице ее было очень бледным, глаза казались стеклянными.
- Света, солнышко, что с тобой? - Испуганно спросил Игнат и пошел по направлению к своей девушке.
- Эй, дух, Серафимов, чего это с ней? - Обратилась Марина ко мне.
- Я не знаю, астрал мне недоступен. Но чувствую что-то плохое. А где кот? - Спросил я.
- Скоро! Менкериил! Опасно! - Крикнула Света хриплым мужским голосом и потеряла сознание. Я схватил недопитую бутылку Мартини и ударил Игната по голове, так сильно, что он упал и тоже потерял сознание. Марина громко закричала, и босиком бросилась бежать по направлению к выходу из дома. Я рванулся за ней, но она успела открыть дверь и бросила мне под ноги какие-то строительные материалы. Я услышал, как остановилось несколько машин, и звук выстрела прогремел в ночной тишине. От чего сердце Серафимова забилось очень часто, и я понял что мне, наверное, стало страшно. Где-то глубоко во мне, я ощутил крик Серафимова, он звал Марину. В дверь вломились четыре здоровенных мужика, двое из них сразу же схватили меня за руки, чтобы я даже не пытался чего-то предпринять. Двое других остались у дверей, в которые через мгновение вошел мужчина лет сорока, лысоватый, с сильно выделяющимися скулами, и торчащими по бокам волосами. Вид он него был больше смешной и уродливый, нежели устрашающий. Одет он был очень дорого: черное пальто, темно-синий костюм, с тонкими белыми полосками, бордовую рубашку и красивый синий галстук.
- Что ж, здравствуй Сиккар. Надеюсь, узнал, кто я? - Спросил вошедший.
- Вероятно, Менкериил? - Ответил я.
- Тс-с-с, Михаил Адамович. Может, пройдем в дом? вы, двое, приберите на улице. - Сказал Менкериил двум воротилам возле входа, и они оба вышли.
- Пришел убивать? Вроде тебе это не нужно было. - Спросил я.
- Принцессу твою случайно грохнули. Понимаешь ли, найти толковых людей очень сложно. Мои, например, стреляют по всему, что резко выбегает на встречу с криками. О, пиво! Не эстетично. Виски или коньяк, понимаю. Пиво как-то недостойно.
- Ближе к делу, Менкериил. - Зло сказал я.
- Михаил Адамович. К делу так к делу. Я пришел всего лишь поздороваться и узнать, как у Вас дела продвигаются? Разузнали, почему у Вас память отшибло? - Спросил демон. Пока его охранники затаскивали труп Марины в дом, и запирали дверь.
- Вот, Михаил Адамович, бензин из машины принес. - Сказал один из них.
- Зачем ты бензин принес? - Спросил Менкериил.
- Как же, дом сжечь. Скрыть следы. Всегда так делаем. Трупы ведь. - Ответил телохранитель.
- Какие трупы? Какой дом? Зачем бензин? вы что бандиты? Не было команды! Неси обратно. Трупы у него. Один труп, и тот не наш, а Серафимовский. Он же маньяк, пусть сам следы скрывает. Так, как, будет у нас разговор? А то парни волнуются. - Обратился демон ко мне.
- Не будет разговора. Я не знаю, почему у нас память отшибло. -  Солгал я.
Менкериил поднял руку, и меня вырвало из лап его телохранителей, пронесло через всю комнату, и припечатало к стене на высоте полу метра.
- Не то, чтобы я этого не ожидал. Но как видишь, человеческое тело кое на что способно, если его соответствующим образом подготовить. Ты же эзотерик, Сиккар. Должен знать, что такое телепатия и гипноз. Как ты думаешь, если я могу швырнуть тебя через всю комнату и держать на весу, смогу ли я прочесть твои мысли?
- Может и сможешь, но как ты правильно сказал ты в человеческом теле, и я тоже в нем. И тебе очень повезло, что ты общаешься со мной, а не с Серафимовым. - Сказал я.
- Отчего же?
- Потому что Серафимов ничего не знает. -  Сказал я, и перевел взгляд на зеркало в санузле, возле которого я висел.
- Прости меня Володька, но другого выхода нет. Как всегда, Миша, подвела тебя твоя тяга к пафосным театрализованным постановкам. - Сказал я и поменялся с Серафимовым местами.
Вдруг один из охранников закричал, закрыл рукой глаза, достал из кобуры пистолет и стал стрелять. Трое других тоже выхватили оружие стали стрелять в ответ. В конце короткой перестрелки, трое охранников убитыми рухнули на пол, а один был ранен в руку. Менкериил чудом остался жив, и не получил не единой царапины.
- Локи, как же так. Ты научился вселяться в людей? Не хорошо, придется на тебя жалобу подать в асуровский профсоюз. - Смеясь, кричал Менкериил, круча головой, обращаясь к невидимому асуру.
Вероятно, от выстрелов Игнат пришел в себя, и простонал: «Серафимов, телефон, не дай ему телефон…» И снова потерял сознание.
- Нет, все-таки удачный  у меня сегодня сложился вечер. - Сказал Менкериил и с помощью телекинеза притянул к себе лежащий на столе телефон с включенным диктофоном. Сделал знак своему раненому телохранителю, что пора уходить, и они оба вышли.
Я сидел рядом с санузлом, по комнате медленно растекалась бордовая кровь четырех трупов, двое моих друзей лежали без сознания. Я слышал звук отъезжающей машины, и далекий звук милицейской сирены. В голове все перемешалось, я знал одно: Марина мертва. И эта мысль пульсировала у меня в голове все сильнее, и с каждым биением моего сердца доставляла мне огромную боль. Я обнял свои колени руками, зажмурил глаза, свесил голову и понял, что это конец.

Категория: Роман | Добавил: Kamail (11.10.2012)
Просмотров: 826 | Рейтинг: 5.0/1