Лунный календарь
Идет расчет...
Поиск по сайту
Рекомендую



Статистика






ezoterics.com
Счетчик тИЦ и PR
Главная » Статьи » Роман

Глава 2. Смерть - это вечный сон. Продолжение.
...
Я сидел на крыльце, и кидал серые камушки на серую землю, на которой стоял серый замок. Вторая дверь с небольшим скрипом приоткрылась. Я как-то инстинктивно вскочил и побежал внутрь, без страха, с чувством: «Ну, наконец-то!»  После первого шага в тронный зал замка я воспарил и завис под потолком. Ниже меня летало, парило или просто висело множество народу. Казалось, зал имел много невидимых слоев, и каждый человек знал, на каком слое ему следует находиться.
Где-то впереди под потолком я увидел квадратную деревянную дверь, она была очень небольшой, даже мне, с моим ростом двенадцатилетнего мальчика, пришлось наклониться, чтобы пройти. Внутри, я попал в чердачную комнату, с фикусами на подоконниках, где стояло до десятка столов. И за каждым сидел маленький плотный человечек, а перед ним на стуле сидел похожий на меня «Вновь пришедший». В конце комнаты была дверь, похожая на ту, в которую я вошел, а прямо перед ней стоял обычный такой же, как все остальные, пошарпанный канцелярский столик. За ним сидел, похожий на всех других, короткий круглый человек, но стул перед его столом был пустым. Не глядя мне в глаза, перебирая какие-то бумажки, круглый человек за этим столом показал мне жестом присесть. 
Не отрывая своего взгляда от бумажек на столе, он сказал:
- Ты явишься Рирачиа. - Его голос был неестественно низким и протяжным. - Тебе придется ждать, когда наступит твое время. Иди на крышу, ожидай там, - он указал на вторую квадратную дверь за его столом.
Я хотел, было спросить, что такое «Рирачиа» или сказать спасибо, но маленький человек в клетчатом шерстяном пиджаке был настолько занят перебиранием бумажных листков, что я решил его не беспокоить. Тем более мне не хотелось, чтобы выяснился момент с охранниками, которых я отпустил.

- А что такое Рирачиа? - спросил меня Яков.
- Рирачиа - это сокращенно год нового рождения.
- В смысле год? Годы обычно цифрами обозначаются!
- Я родился, когда планета Сатурн была в скоплении звезд, которое называется на древнем языке Ашлеша.
- Ну, так не Рирачиа же - Ашлеша! - Сказал Яков.
- Погоди, одного положения не достаточно, чтобы душа могла верно, определить свое время рождения. В год моего рождения, Марс находился в скоплении звезд, которое на древнем языке называется Ревати, Юпитер в скоплении звезд Рохини, Сатурн в скоплении звезд Ашлеша, а планета Раху находилась в скоплении звезд Читра. Если сложить все эти названия вместе получиться Ревати-Рохини-Ашлеша-Читра. Но так много знать душе необязательно, хватит одной-двух букв, вот и получается, что год моего рождения звучит как РиРАЧИа.
- Нет такой планеты - Раху. Есть Нептун, Уран и Плутон. Планеты Раху я не знаю.
- Это теневая планета, которая появляется момент затмений. Потому ты ее и не знаешь.
- И ладно, а что за маленький человек говорит душе, когда ей родиться? Он откуда знает?
- Дослушаешь мой рассказ, поймешь.
- А-а-а, тогда продолжай.

Я послушно встал и пошел к двери, взялся за холодную бронзовую ручку и почему-то обернулся. В этот момент в первую дверь вошел босой мальчик, мы встретились глазами и познакомились, как могут познакомиться два незнакомых человека, попавших в новое место, где все непривычно и некомфортно. Наши взгляды пересеклись на мгновение, но нам сразу стало как-то спокойнее и веселее. Мы были не одни, у каждого из нас уже был друг. Мальчик направился к стулу, с которого только что встал я, а мне пришлось идти на крышу, где было небольшое пространство, которое смело можно назвать старинным балконом. 

- Что это за мальчик? - спросил меня Яша.
- Этот мальчик потом стал моим другом. Пока я с тобой тут разговариваю, он сидит внизу и ждет меня.
- Все, не отвлекаю, продолжай.

На балконе было тесно, а пейзаж с летающими светлыми фигурами и восходящее солнце уже почему-то не радовали. Я немного погрустил, потом дверь открылась, и вошел он. На душе сразу стало тепло и приятно.
- А кем будешь ты? -  Радостно спросил я его. Просто не знал, что еще спросить.
- Этот гном сказал, что я буду Рирачиа.
- О, здорово! Я тоже буду Рирачиа,- обрадовался я. - Вот только я не знаю, что такое Рирачиа. Еще было бы хорошо узнать и то, где мы находимся… Может, ты знаешь? - с надеждой в голосе спросил я своего нового друга в простой сельской одежде из льна, похожей на мою.
-  Мой тупой ангел смерти сказал, что я умер. 
«Странно, а почему у меня не было ангела смерти?» - Подумал тогда я.
- Если бы не скользкая крыша, у меня вечером сложилось бы и с выпивкой и с девочками. Вот потусторонняя задница, не захотел оставить меня в живых. «Твоя душа уже выполнила свое предназначение на земле, тебе следует позаботиться о новой главе в твоей книге судеб», - передразнивая ангела смерти, сказал второй Рирачиа.
- Может, ангел смерти сказал еще что-нибудь? - Осторожно спросил я.
- Если не будешь перебивать меня своими детскими вопросами, у тебя есть шанс это узнать.
Я покраснел и слегка опустил голову, в знак того, что немного обиделся. 
«Когда встретишься с Сибилом, постарайся подобрать себе лучшую жизнь, чем у тебя была. За твои былые заслуги на особую награду не надейся. Но сейчас у тебя еще есть шанс исправить содеянное», - продолжил неестественным голосом цитировать ангела смерти мой друг.
- Главное, и сделать, за свои восемнадцать, еще ничего не успел. Спортивный магазин брать будем в четверг, а из-за банального кошелька я свалился с крыши. Всегда говорил, и буду говорить «Открываешь рот, закрывай сумку». И нечего потом кого-то винить в утере собственности. Сами виноваты - растяпы!
- И что тебе подобрал Сибил? 
- Не видел я никакого Сибила, гном какой-то бумажками пошуршал и сказал, что за мной придут. Я пока на балкон вышел покурить. Зашибись!!! Сигарет то нет, - мой новый друг хлопал себя по одежде и огладывался, наверное, в надежде найти сигареты.
- Вот бы у кого-то все расспросить, - растерянно сказал я свои мысли вслух.
- Точно, и сигарет раздобыть! - согласился мой друг, засовывая руку в небольшую щель между крышей и стеной.
- У меня спросите, - звонким голоском сказала девушка, которая парила над крышей. Мы так не ожидали, что рядом с нами может кто-то появиться, что оба аж вздрогнули.
- Слышь, Рирачиа, дай закурить? - спросил мой друг светящуюся фигуру девушки.
- Не-е-е-ет, я не Рирачиа, но я близко к нему. А курить вредно!
- А кто такой Сибил? -  не выдержал я.
- Сибил - добрый дух, он ждет, пока душа себя проявит, и захочет родиться. вы же только что от него.
- А-а-а, это тот ужасный гном в ментовской форме?! - поморщившись, сказал мой новый друг, отряхивая рукав рубахи, только что вынутой из щели на крыше.
- Для кого ужасный гном, для кого канцелярский работник. Мой Сибил, например, был прекрасным старцем, мудрым и добрым. Образ Сибил выбирает для каждой души уникальный. Такой, чтобы душа согласилась делать так, как скажет Сибил.
- Ничего себе Сибил. Провозился с бумажками, буркнул что-то невнятное, помощь называется, - проворчал я.
- Если жалко дать закурить, скажи хоть что такое Рирачиа? - спросил мой друг.
Светящаяся девушка стала пульсировать ярко белым светом, то вспыхивая, то погасая.
- Ой, мелюзга, пора мне. Найдете меня, и я расскажу вам, что такое Рирачиа, - сказала она и растаяла в воздухе.

- Что это с ней случилось? - спросил меня Яша.
- Она родилась, потому и исчезла.
- Ух ты! Так быстро родилась? А души быстро рождаются?
- Бывает по-разному.
- А ты быстро родился?
- Мне пришлось изрядно пошататься по тонким мирам, пока я не родился.
- Прости, пожалуйста, продолжай. Больше не буду тебя перебивать.

Тогда я окончательно понял, что умер. На душе стало как-то немножко грустно, но мой новый друг не дал мне возможности погрустить.
- Ладно, пошли ее искать, - сказал мой друг. - Может, и покурить надыбаем.
- Я с удовольствием, но, во-первых, я не знаю, как и где ее искать, а во-вторых, Сибил сказал мне ждать на крыше, я уже раз ослушался мамы, и умер. Даже боюсь предположить, что может случиться,  ослушайся я Сибила.
После моих слов поднялся сильный ветер, и  облака как-то неестественно быстро стали двигаться, пытаясь закрыть собой восходящее солнце и полоску голубого неба.
- Ничего с тобой не случится, ты ведь уже умер. А для того чтобы найти писклявую девчонку, следует начать чего-то делать. К примеру, научиться летать. Она ведь летала?! Значит, и мы можем.
- Как же, ничего не случится? Я ведь могу попасть в ад! - С умным видом сказал я.
На небе загремело, и то тут, то там стали появляться молнии. Ветер стал холодным, а светящиеся летающие фигуры стремительно разлетались, держа курс на полоску голубого неба, где еще виднелось солнце.
Мой друг вдруг вскарабкался на крышу и побрел по направлению к каменной горгулье, стоящей в нескольких метрах от балкона.
- Ты куда? Осторожно, упадешь! - Стал кричать я.
- Никуда я не упаду, опыт уже имеется… Если эта каменная штуковина имеет крылья, значит, она должна уметь летать.
- Она не умеет летать, она же каменная…
- Она не умеет летать, она каменная, - передразнил меня второй Рирачиа. - Можно подумать ты тут состоишь из плоти и крови. Очнись, ты умер. Ты не реален, и все вокруг тоже не реально.
- Я реален. Почему это я не реален?
- Да потому, что с тобой спорить не реально, - буркнул мой друг себе под нос, обхватывая горгулью за шею.
Сзади нас послышался громкий царапающийся звук. Я подошел к противоположной от оседланной горгульи стороне балкона и посмотрел вниз. Там, по отвесной стене, рыча и царапаясь, лезло какое-то чудище, отдаленно похожее на собаку или тигра. Оно было черно-красного цвета, с торчащими во все стороны шипами. А когда оно останавливалось передохнуть, из ее пасти вместе с тяжелым дыханием вырывались огненные лепестки пламени. От этого зрелища мой страх только окреп, и мне было все равно, полетит горгулья или нет, но если не существует другой идеи, следует воспользоваться той, которая есть. Я быстро вскарабкался на крышу и короткими шагами побежал к другому Рирачиа. Когда я забрался на горгулью, черно-красная тварь уже вылезла на балкон и издала свирепый вой, вероятно, в знак победного покорения серой каменной стены замка. Вздрогнули мы оба. Мне даже показалось, что каменная горгулья тоже вздрогнула.
Мой друг судорожно бил горгулью босыми ногами по ребрам, воображая себя на лошади, и кричал, чтобы та взлетала. Тут вдруг замок задрожал, крыша зловеще заскрипела, и вниз посыпались маленькие камушки. Где-то вдалеке послышался оглушающий вой, раскатом пронесшийся по облакам. Западная часть неба стала бордово красной, и пошел дождь. 
Чудище, рыча и изрыгая пламя, приближалось к нам.
- Это, наверное, за тобой пришли. Глянь, как она на тебя смотрит, - сказал я своему новому другу и указал на чудище.
 Второй Рирачиа громко сглотнул, потом взял себя в руки и стал голой ногой отгонять свирепого зверя.
- Фу, пошла вон адская тварь. Не брал я ничей кошелек. Не пойман - не вор! - кричал мой друг и махал всеми конечностями, которые потенциально обладали функцией отпугивания чудовищ. Я долго думал, чем бы мне помочь моему другу, но кроме как трястись от страха верхом на каменной горгулье, ничего путного у меня придумать не получилось. 
Через мгновение балкон засиял, тварь остановилась в нескольких метрах от нас и стала выть громче и зловещее, чем прежде. Мы со вторым Рирачиа съежились, используя горгулью в качестве щита. Потом свет стал пульсировать, как это было с писклявой девочкой, и с каждым циклом пульсации становился все ярче и ярче, пока не взорвался ослепительной вспышкой и не исчез совсем. Чудище казалось, ожидало этого эффекта. Как только свет исчез, оно стало пятиться назад, в противоположную от нас сторону.
- Слушай, стоит позвать Сибила. Он же должен нам помогать, вот пусть и помогает, - предложил я второму Рирачиа.
- Здорово придумано, будем звать ментов! С-и-и-б-и-и-л! - крикнул второй Рирачиа.
- С-и-и-б-и-и-л! - крикнули мы в два голоса.
Тварь развернулась и пошла в сторону двери, потом легла и свернулась клубком рядом с ней, и только изредка порыкивала в нашу сторону. Тяжело дышала и где-то раз в минуту изрыгала небольшие струйки огня.
- Придется кому-то из нас добраться до двери и проникнуть внутрь, - предложил второй Рирачиа.
- Точно, а эта тварь как будто знала, что мы будем делать, потому не полезла за нами, а четко лежит возле прохода. Ведь если бы она полезла на крышу, мы могли бы проскользнуть мимо нее, - довольный собой, сказал я.
- Ого, Рирачиа, да ты разбираешься в психологии чудовищ.  А теперь придумай, как нам заманить ее на крышу, чтобы мы смогли проскользнуть к двери, - сказал мой верный друг.
-Э-э-э, никак. Если она знает, что мы будем делать, то ее не обхитрить.
- Если не обхитрить, будем импровизировать. Снимай ботинки, мертвому они все равно, что жабе ласты.
Мой друг взял один мой ботинок и кинул в сторону твари, но промахнулся.
- Ох, покурить бы мне сейчас, главное, что спички уже есть, - сказал второй Рирачиа и швырнул второй ботинок в сторону твари. Та отодвинула морду, и ботинок, пролетев насквозь перилла балкона, полетел вниз.
Дождь усиливался, гром гремел громче, а молнии сверкали все ближе.
- Ладно, давай так, - сказал мой новый друг, глядя мне прямо в лицо. - Сейчас я полезу по крыше в сторону к твари, и как только буду над дверью, прыгну твари на спину. Тварь отвлечется, ты проскочишь через дверь, найдешь Сибила и спасешь меня. Как тебе мой план?
- Не подходит, - сказал я и показал пальцем на чудовище, которое встало на задние лапы и обнюхивало то место, с которого второй Рирачиа хотел на нее прыгнуть.
- Вот тварь эта тварь! - Разочарованно сказал второй Рирачиа.
- Понял! - крикнул я, - Это адское отродье читает наши мысли, а не знает, что мы будем делать. Мы сможем ее обмануть. Готовься, мой нереальный друг!

- Ого, там есть такие чудовища, которые читают мысли? - испуганным голосом спросил меня Яша.
- Если ты не будешь отпускать хранителей врат, как это сделал я, никакие чудовища тебя не потревожат.
- А души умеют читать мысли?
- Души многое умеют, и читать мысли в том числе.
- Здорово! Я буду читать мысли, как Мессинг. 


- Разницы между: читает мысли или знает, как мы будем поступать, я все равно не понял. К чему хоть готовиться, объясни. - Спросил второй Рирачиа
- Бежать! Готовься бежать к двери! - крикнул я, и стал представлять, как балкон удлиняется вперед, образуя подобие моста, и, что пока тварь нюхает крышу, мы пробежим по этому мосту.
Чудище отреагировало мгновенно, повернулось, и прыгнуло с балкона, по направлению, в котором должен был расти воображаемый мост. Потом опомнилось в полете, с грациозностью кошки зацепилось своим хвостом за периллу и повисло на балконе. Пока оно там пыталось выкрутиться из висячего положения, у нас со вторым Рирачиа появилось время для побега.
- Я знал, что есть другой путь, кроме как оживлять каменных горгулий! - вскрикнул я, слезая с готического архитектурного декора. Мой друг последовал за мной. Тут дверь открылась, и на балкон вошел Сибил.
- С-и-б-и-л! Тварь! Прогони ее! - крикнул я. 
Сибил посмотрел на меня своими маленькими глазками, улыбнулся, затем повернулся и вошел обратно в чердачную комнату.
- Вот тебе и помощник, а еще мент! - Разочарованно сказал второй Рирачиа.
В это мгновение молния поразила чудище, которое почти вернулось на балкон.
Мы оба стали кричать ура, вопить и говорить непристойности в сторону падающей твари.
После появления Сибила, нам двоим, как-то стало легче, дождь незаметно для нас прекратился, а ветер стал разгонять тяжелые тучи. И мы, довольные собой, побрели по направлению к двери.
Но тут я услышал женский плач.
- Ты ничего не слышишь? - спросил я своего друга.
- Нет ничего, только плачет кто-то.
- Я плач и имею в виду.
- Это, наверное, родственники твари оплакивают ее гибель. Такие же отвратительные чудовища, как и она сама. Бррр.
- Нет, погоди, плачь где-то рядом.
И тут я почувствовал прекрасный запах, так пахло в церкви, куда мы с мамой ходили по большим церковным праздникам. Мой друг уже стоял в проеме двери и осуждающе смотрел на меня. Но тут проем медленно начал таять вместе с внутренним убранством чердачной комнаты, и сквозь открытую дверь я увидел внутренний дворик нашей деревенской церкви. Там собралось много народу, посередине стоял батюшка Иосиф и махал кадилом, от которого исходил этот приятный аромат ладана. Напротив него стоял гроб с моим телом. Моя мать с двумя другими братьями стояла рядом, а по правую руку от нее стоял старый батюшка Семен.
- Ой, господи, ну зачем же он пошел в тот злополучный лес? Я же говорила ему: «не ходи в лес один, то ли зверь какой задерет, то ли сам оступишься», - сквозь слезы говорила моя мать батюшке Семену.
- Нельзя так убиваться, Софья, нельзя. Он же только преставился, зачем ты его зря огорчаешь? Сделанного не воротишь, о покойнике либо хорошо, либо ничего, - повелительным, но мягким голосом сказал батюшка Семен.
Мне так стало грустно и одиноко. Мне так было жаль свою маму и братьев, а еще сильнее мне было жаль самого себя, что я, по своей глупости и из-за дурацкого непослушания лишился тех, кого я люблю. Слезы как-то сами покатились, я сел на корточки и зарыдал.
Я забыл о настоящем, меня беспокоили только мои родные. Братья, мама, и отец, а как же он переживет мою несвоевременную кончину. Вот он вернется из большого города, а его Я уже мертвый.
- Дедушка Семен, а, правда, что непослушные дети попадают в ад для непослушных детей? - спросил Никитка отца Семена. От этих слов моя мать заплакала еще сильнее. А ладан, казалось, потерял свой запах, отец Иосиф стал петь тише, а люди стали уходить с площади. Ведь нет смысла прощаться с тем, кто отправляется в ад.

-Ты же сказал, что ада не существует. Ты меня обманул? - Снова решил перебить мой рассказ Яша.
- Я тут нахожусь, именно для того чтобы ты не попал в ад. И я не говорил, что ада не существует.
- Так что, ад существует? И, если я ослушался отца и сел на мопед без шлема, умер, из-за такой мелочи я могу попасть в ад?
- Душа сама для себя выбирает наказание. Не всегда это хорошо. Если для тебя твое нарушенное слово очень важно, то на том свете ты действительно можешь попасть в ад, даже за небольшую провинность. Потому очень важно вовремя пройти сквозь свет, чтобы тебя было, кому встретить и все объяснить.
- А ты был в аду для непослушных детей?
- В аду я был, но не в аду для непослушных детей.
- Давай, рассказывай про ад.

Тут я почувствовал, что вокруг меня стала сгущаться темнота, воздух был спертый, и очень горячий. Вдалеке был слышен рев тысяч чудовищ, мое нереальное сердце забилось сильнее в моем нереальном теле. Откуда-то я знал, что эти чудовища идут за мной, за таким маленьким мной, которого уже не может защитить ни мать, ни отец. Даже братья не смогут позвать на помощь, мне уже не было страшно, меня окутал неистовый ужас.
Отец Семен откашлялся, собрался с мыслями и ответил:
- Понимаешь, Никитка, ада для непослушных детей не существует. На самом деле, взрослые хотят уберечь детей от опасностей, которые прячет мир вокруг нас, и для этого они придумали ад для непослушных детей. Ты ведь со своим братом уже взрослые, теперь я могу открыть вам этот секрет. Но вы должны знать, что если этот секрет узнают другие, невзрослые дети, с ними может случиться несчастье, как с вашим братом. Потому вы должны держать его в тайне. Договорились? - Отец Семен был таким добрым, таким хорошим, как бывает прохладное молоко с печеньем по утрам.
- Значит, мой брат не попадет в ад? Значит, ангелы заберут его на небо? Веня был хорошим, он мне меч починил, и дал в глаз хромому Лешке. Он хороший, ему в рай, точно в рай, где все хорошие братья.
Отец Семен, сквозь накатывающие на него слезы, старался улыбнуться как можно добрее.
- Конечно, он попадет в рай, его проведет святой Николай. Он, как и прежде, будет помогать тебе, и будет делать все, что полагается старшему брату, но только с небес.
Не помню, как на мне оказался старый бабушкин плед, но в руках у меня было ее печенье и прохладное молоко. Рядом за столом сидел Сибил и громко размешивал чай маленькой серебряной ложечкой. На ее ручке блестела голова дракона. Мне тогда подумалось, что если долго сидеть и смотреть, как этой ложечкой размешивают чай, можно впасть в забытие.
- Да он псих, я же тебе говорил, господин начальник! Я ему кричу, заходи, а он сел перед дверью и рыдает в три ручья. Еле его до стула доволок, - растерянно сказал второй Рирачиа.
Сибил окончил громко помешивать чай, и теперь стал барабанить пальцами по столу. 
- Что случилось? - Спросил я.
- Ты сидел в каком-то трансе и ревел как медведь. Чудом тебя в чувство привели. Я уже хотел тебе по морде врезать, чтобы ты в себя пришел, - ответил мой лучший друг.
- вы опоздали, - громким и низким голосом, который совсем не подходил для внешности Сибила, сказал дух.
- Куда это мы опоздали? - Удивился мой нереальный друг.
- вы опоздали заново родиться. - Ответил Сибил.
- Как можно опоздать родиться? Давай мы родимся позже, - предложил второй Рирачиа.
- Нарушен естественный ход вещей. Чтобы вы родились позже, следует изменить много судеб, я не обладаю такой властью, - ровным голосом без эмоций ответил Сибил.
- Понятно, менты нынче только ловят, а сажают прокуроры. Подскажи тогда дорогу в прокуратуру, - сказал мой друг Рирачиа.
- Только божества могут решить, как Вам поступать, - не обращая внимания на второго Рирачиа, сказал Сибил.
- Вот и решение проблемы, веди нас к божествам, - предложил я.
Сибил ничего не ответил, только чердачная комната стала медленно таять в воздухе, забирая с собой те мельчайшие частички знакомого, что было у нас в этом чужом и непонятном для нас мире.

- Божества? Это же язычество какое-то. Неужели богов много? -  Недоуменно спросил меня Яков.
- Ты сам это узнаешь, когда попадешь туда. На самом деле божества - не бог.
- А ты видел Бога? Он существует?
- Нет, бога мне видеть не доводилось. А вот божеств я видел.
- Так в чем отличие?
- Не могу тебе сказать, за верховного творца. Могу объяснить только, что такое божества. Если предположить, что бог отвечает за все во всех мирах, то божества отвечают за ограниченный набор качеств. Например, за смерть отвечает божество, имя которого на древнем языке произноситься как Йама. Если Сибил не сможет подобрать тебе рождение, ты встретишься с Йамой.
- Не понятно, но продолжай. – Сказал Яков.

Незаметно для нас со вторым Рирачиа, мы перестали быть мальчиками в простых сельских одеждах, которые только что умерли, а стали светящимися фигурами, которые парили над облаками в свете сияния золотистого солнца. Рядом с нами парил еще один паренек, в странной рубашке с длинным рукавом и таких же странных штанах.
- Как ему это удалось? - Спросил мой лучший и единственный нереальный друг. - Мы придумываем, как чудовище обойти, а он исчезать умеет вместе с серым замком в одно мгновение.
- Он же дух, видно, может творить чудеса. Молния, наверное, тоже дело его рук, - предположил я.
- Что за неучи у ворот Дэва локи, совсем мир перевернулся вверх водами священной реки Ганг. вы в промежуточном мире, в царстве сновидений и галлюцинаций. Здесь реально все, что в других мирах нереально, - сказал смуглый паренек висевший рядом.
- Ага, значит мы во сне! А иногда, когда сон очень страшный, даже мне удавалось сделать его другим, - сказал я. - Главное понять что, спишь, а потом оно как-то все само происходит. Точно! Ведь смерть называют еще вечным сном. 
- Где был этот сушеный фрукт со своими рассказами, когда мы с чудищем боролись и прошляпили поезд в новое рождение?!
- Надо мной проводили ритуал погребения, чтобы за все мои добродетели я смог присоединиться к божественному миру Дэвов, - с гордостью ответил мальчик, висевший рядом.
- Вопрос был риторический, говорящая ты галлюцинация. Этот финик ведь тоже может быть ненастоящим, правда, Рирачиа?
Я кивнул. Мне этот высокомерный мальчик, так же как и второму Рирачиа не особо понравился.
- Я настоящий! - Тихо сказал мальчик и отвернулся от нас в другую сторону.
- Мы теперь супергерои, Рирачиа. Мы нереальны, но и нереально круты, - сказал мой друг и обнял меня за плечи. - Ох, заживем, пиво, девки, сигареты. Мы узнаем, что такое Рирачиа, и в следующий раз поразим чудище молнией самостоятельно, без вмешательства всяких там ментов.
- Кстати, надо было у Сибила спросить, что же значит Рирачиа? - С умным видом уточнил я.
- Почему же ты не спросил? Ведь серди нас ты умник, - с хитрецой в голосе обратился ко мне второй Рирачиа.
- Я был расстроен, - сказал я и замолчал.
Издалека, примерно с верхнего правого облака, к нам стали приближаться две светящиеся фигуры. Наш сосед в смешных штанах даже как-то оживился в этот момент, но на встречу к ним не полетел.
- Это, наверное, святой Николай, а с ним кто-то еще из ангелов, - предположил я.
- Ага, а там вдалеке рай. И мы пойдем туда, - с гордостью закончил мою мысль второй Рирачиа.
- Ничего подобного, - перебил наши радостные речи смешные штаны и рубашка с длинными рукавами, висевший рядом. - Это Дэвы, и они отведут нас в Дэва локу, мир Дэвов, где мы будем обитать в бесконечном блаженстве, и ожидать кончину мира.
- Скажи теперь мне, чем эта твоя Дэва Локи отличается от рая? - Спросил мой друг.
- Во-первых, не Дэва локи, а Дэва лока…
Пока светящиеся фигуры к нам приближались, они спорили по поводу названия рая. Мне же как-то стало грустно на душе. Вспомнился отец Семен, а ведь много маленьких детей умирает, так же как я, и попадают в выдуманный взрослыми ад для непослушных детей. Но ведь они, так же, как я, не знают, что смерть это обычный сон, только вечный. Мне подумалось: «Как я, зная все это, могу находиться в бесконечном блаженстве?»
- Рирачиа, нам нельзя в рай.
- В Дэва локу, - поправил меня смешные штаны.
- Пусть в Дэва локу. Нельзя нам, у нас еще дело.
- Какое такое дело может заставить нас отказаться от рая? - Недоуменно спросил мой друг.
- Дети умирают и не знают, что смерть - это сон. Да и нужно найти писклявую девочку, которая обещала рассказать, что такое Рирачиа. Как ты можешь находиться в вечном блаженстве, когда дети умирают, не зная, что такое Рирачиа?
Когда святящиеся фигуры к нам подлетели, я погрузился в приятное чувство блаженства и безмятежности. Образы моей семьи и прошлые перипетии стали такими далекими, неважными и скоро затерялись в уголках моей памяти. Я забыл, кем был, что было в прошлом и мне не нужно было беспокоиться о будущем. Тоже произошло и с моими компаньонами. Единственное, меня не покидало чувство незавершенности какого-то дела, мне казалось, что дело это было очень важным.

- Я понял, ты пришел, чтобы объяснить мне. Что ада для непослушных детей не существует. Ты добрый. Прости меня. И ты, отец, прости. Мне нужно торопиться. Я уже сам хочу увидеть Сибила и мир божеств. А может, я захочу родиться человеком, - Яков что-то говорил себе под нос и шел по направлению к свету, который появился, как только я окончил свой рассказ.

- Серафимов! Кто из вас Серафимов? - Меня разбудили крики некрасивой медсестры, при взгляде на которую - бросало в дрожь.
- Я Серафимов.
- Идите к Нине Васильевне, Ваши снимки уже готовы. Нужно сразу отвечать, когда Вас зовут, - с недовольством в голосе сказала эта отвратительная женщина в белом халате. Ее ненависть ко мне сразу преобразовалось в неприятные физические ощущения.
Нина Васильевна буркнула мне, коротко на меня посмотрев, что со мной все в порядке, и я могу идти домой. На мое «спасибо» она особо не отреагировала, и я довольный, побрел вниз к ожидающему меня Игнату.
- Ну, что сказали врачи? Жить будешь?
- Все в порядке. Отпустили домой.
- А ты денег им давал? - Спросил меня Игнат.
- За такие мучения еще и деньги давать нужно? Ты что, Игнат, я за сомнительное удовольствие денег платить не буду.
- Дурак ты, Вольдемар. Хоть и эзотерик. Поехали домой, или опять будем за отцом погибшего паренька бегать?
- Не будем. Мне сон приснился, пока ожидал результаты в палате. Вроде Роза Марковна умерла и забрала с собой мальчишку.
- Это легко проверить, Володька идем, справимся о ее здоровье.
Мы почти вернулись в больницу, но в дверях столкнулись со святым отцом и матерью мальчика.
- Господи, Яшка, Роза Марковна и Михаил… - Сквозь слёзы причитала женщина.
Когда я услышал эти слова, мне показалось, что Михаил умер, и мое сердце забилось очень часто.
- Отче, это я виновата, что Михаил в больнице. Простите мне этот грех, отче.
Ситуация стала проясняться, мы пропустили святого отца и мать погибшего мальчика пройти чтобы подслушать разговор целиком.
- Не печалься, ты лучше о судьбе душ новопреставленных подумай и организуй все, как по христианскому обычаю положено. Уже потом и о твоей душе господь позаботиться.
Они удалялись, и по услышанному обрывку разговора можно было сделать вывод, что все хорошо. Но на душе от этого легче не становилось.
- Давай сегодня уже не по пиву, а по водочке. Боюсь, пивом душу не обманешь. Ты как? - спросил меня Игнат.
- Если немножко, то можно. Помянем Розу Марковну и Яшу. - Ответил я.
- Вот и здорово! Будем нервы лечить до рассвета. А то день как-то с утра не задался, - сказал Игнат и завел свой чоппер, который через секунду унес нас в ближайший супермаркет.

Категория: Роман | Добавил: Kamail (11.10.2012)
Просмотров: 1024 | Рейтинг: 5.0/1