Лунный календарь
Идет расчет...
Поиск по сайту
Рекомендую



Статистика






ezoterics.com
Счетчик тИЦ и PR
Главная » Статьи » Роман

Глава 7. Нулевой километр мироздания.
- Владимир, у меня хорошие новости. Больная полностью пришла в себя, все функции организма работают удовлетворительно. Мы ее несколько дней понаблюдаем, и если никаких новых симптомов не появиться - выпишем. - Сказал Федор Иванович измененным голосом моего мобильного телефона.
- Спасибо большое, Федор Иванович, а можете ей передать трубку?
- Да, конечно.
Из телефона послышался уставший и тихий голос Марины: «Привет».
- Привет, рад тебя слышать. Как себя чувствуешь?
- Как будто только что вышла из комы, а ты?
- У меня все в порядке, вот цветы тебе выбираю. Тебе что больше нравиться розы или лилии?
- Мне сейчас, сок бы сильно понравился и японские ролы.
- Намек понял, скоро буду. Только оставь мне свой номер телефона, а то вряд ли Федор Иванович согласиться постоянно, отдавать свой в аренду.
- Я тебе сейчас перезвоню со своего сотового. Сока хочу апельсинового.
- Будет тебе апельсиновый.
- Не задерживайся.
- Я тебе еще успею надоесть.
- Все целую, тут врачу уже идти нужно.
- Пока.
Когда я полез в карман за кошельком расплатиться за покупки в магазине я вспомнил, что все деньги, да что там деньги, даже пластиковые карточки я оставил у бездомного, когда расплачивался за сказку про репку, слова из которой и вывели Марину из комы. «Нужно найти этого бездомного во второй раз, в первый же раз мне это удалось». Дело еще осложнилось тем, что машина требовала заправки топливом, а на это тоже нужны были деньги. Я пошарил по карманам и нашел у себя в куртке десятку гривен, на метро хватит, а получу свой кошелек обратно, сниму с карточки в банкомате недостающую сумму.
Выйдя из метро на станции Театральная, моя былая уверенность найти бездомного несколько поуменьшилась, так же как и мое настроение. Возле того места, где сидел бездомный, стоял наряд патрульно-постовой службы. Бездомного, там, конечно же, не было. Все-таки бездомные на улице это нарушение правопорядка. Где его искать у меня не было ни малейшего понятия. Я решил подойти к наряду и задать глупый вопрос, не видели ли они очень важного для меня в тот момент человека. Но меня опередили.
- Владимир, ты не меня ищешь? - Сказал бездомный, который уже успел, вероятно, прикупить себе приличных вещей и покушать.
Одет он был в ярко красные теплые спортивные штаны, свитер с Микки Маусом, черную куртку и неприметные кроссовки. Нечёсанные волосы и торчащая во все стороны борода по-прежнему скрывали черты его лица.
- Да, именно Вас. А откуда вы знаете мое имя?
- Ты же за карточками приехал, на которых твоя фамилия и фотография?
- Собственно, да. И что, вы стояли и ждали пока я приеду?
- Не говори глупостей, я точно знал, когда ты приедешь. – Съязвил бездомный. - Карточки мне твои без надобности не зная пин-кода, а в интернете покупки я не делаю. Вот, решил, с тебя еще деньжат получить.
- Да не проблема, я сейчас с банкомата сниму и заплачу, сколько скажете. Ведь я даже и не знал, где Вас искать, потому вы их заработали. Огромное спасибо!
- Только карточек у меня с собой нет, уж прости. Патруль знает меня в лице, постоянно досматривает, а ночевать в клетке из-за найденных у меня чужих карточек, мне не хотелось.
- Я могу подождать Вас тут, пока вы принесете карточки.
- Мне было бы удобней, если бы ты пошел со мной, я и так на тебя целое утро потратил. Или ты думаешь, что у людей подобных мне нет никаких дел?
Я решил ничего не говорить, бездомный оказался тем еще пройдохой, спасибо на том, что не выкинул карточки и ждал меня целый день. Что я там себе, думаю по поводу его занятости на самом деле не важно.
- Я тут недалеко живу, всего в нескольких кварталах. Да ты не бойся, не съем я тебя.
- То, что вы не людоед, я уже понял. Но может, все-таки вы сходите сами?
- Раз тебе карточки не так сильно нужны, чтобы ты отказывался пройтись со мной несколько сот метров, то мне они особой погоды не сделают. А денег я с тебя получил достаточно, может они вообще пустые, мне, откуда знать? Всего хорошего тебе, Владимир Серафимов.
- Простите, я, конечно же, пойду с Вами туда, куда скажете.
Когда через сорок минут мы спускались в подвал какого-то дома, идея получить карточки таким простым способом меня уже не радовала. Воображение рисовало мрачные картины, а логика говорила, что можно было решить вопрос с деньгами по другому, например, обратиться в банк, где эти карточки мне выдавали. Но отступать было уже поздно.
- Сотовый тут не ловит. - Неожиданно сказал бездомный, хотя в том, что он бездомный у меня уже были сомнения.
- А к чему вы это сказали?
- Просто предупредил.
В этот момент я уже был готов сделать, решающее действие и послать моего нового знакомого куда подальше. Очень уж мне не понравилась атмосфера тихого, неприметного с улицы подвала, и картинка лежащего моего бездыханного тела в нем, которую нарисовало мое воображение.
- Я Вас тут подожду. - Решил переломить ход событий я.
- Как хочешь, я скоро.
После его последних слов, у меня как камень сплечь упал. Все-таки я трус, подумалось мне тогда. Через минуту мой новый знакомый вышел с двумя чашками чая, а из кармана у него торчал мой кошелек.
- Чайку не желаешь? - Сказал он, мне, протягивая чашку.
Я решил, что опасность миновала, и стоит проявить порядочность; я взял чашку чая и поблагодарил его за кошелек, который тотчас оказался в моем кармане.
- Банкомат за углом, чая попьем и прогуляемся. Ты же не против?
- Естественно не против, я же слово, дал. Кстати, а, сколько я Вам должен?
- Двести гривен, не дорого?
- Нет не дорого. - Сказал я и почувствовал, как у меня стала кружиться голова. Вероятно, травяной вкус чая замаскировал нечто более опасное для моего организма, и мое воображение оказалось правым. «Значит, лежать моему бездыханному телу в подвале неизвестного дома» - успел подумать я и потерял сознание.

Когда моя душа покинула тело, я не оказался в тонком мире, как обычно. Я стоял в темной комнате с невыразительным полом, где откуда-то сверху был белый  свет. Ощущение замкнутого пространства были, но ни стен, ни потолка я не наблюдал.
Из оглушающей тишины раздался голос, который мне почему-то был знаком.
- Твоей коши стоит быть осмотрительнее, Сиккар. Мало ли что может случиться.
Говорящего я не видел, но голос его был спокоен, в нем читались довольные нотки.
- Явись, кто бы ты ни был. - Приказал я.
- Смотри перед собой, неужели ты меня не видишь?
Я обернулся несколько раз, и оглядел все вокруг. Никого не было.
- Кто ты? - Спросил я.
- Сам то, как думаешь?
- У меня нет желания отгадывать загадки. Покажись, а не то я…
- Мне очень интересно, что же ты сделаешь? – Похоже голос издевался.
В тот момент я понял безысходность своего положения. Я совсем не понимал, где нахожусь. Не ощущал своего тела, да что там тела, я не ощущал вообще ничего. Я как будто был в изоляции, и какая-то сила мешала сконцентрироваться хоть на ком-нибудь. Я попробовал сфокусировать свое внимание на Асуре Локи, затем на Чубебире, после, на Криашме, но ничего не выходило. И тут я понял, что ощущаю присутствие бездомного. Я попытался припомнить его энергетический оттиск и сравнил его с голосом. Точно это был бездомный, который отравил мою оболочку. Как только я сфокусировался на его ощущении сильнее, его образ возник передо мной.
- Кто ты? Или, что ты такое?
- Значит, тебе удалось меня увидеть - это уже хорошо. Как тебе мой чай?
- Ты не ответил на мой вопрос, кто ты?
- Мое имя Сенча.
- Погоди, сенча - это японский чай. У тебя должно быть имя, созвучное со временем рождения. У всех душ такое имя.
- А у демона твоего знакомого, разве такое имя? Вспомни имя своего друга Асура, его имя тоже отражает время рождения?
- Да но, ведь они не люди, и не имеют человеческой души. А ты имеешь.
- Почему ты решил, что я человек?
- Странный вопрос, сначала травишь меня чаем в оболочке человека, потом утверждаешь, что человеком не являешься. Так кто же ты такой?
- Я был человеком, теперь я неразделенная душа. Криашма, когда говорила о таких как я, называла меня Наставником.
- Сегодня день хороших новостей. Я уже было подумал, опять какой-то демон или чего похуже. К чему был весь этот маскарад? Сразу нельзя было сказать кто ты такой, и зачем для этого пришлось меня чаем травить?
- Эффект чая не распространялся на твое тело, он оказывает влияние только на душу. Сразу не сказал, потому что не был уверен, нужен ли тебе наставник.
- Сейчас уверен?
- Теперь уверен, что наставник тебе нужен. Потому как ты себя ведешь, я с легкостью делаю вывод, что наломаете вы дров втроем, или демон Ваш знакомый, вычудит какую-то неприятность.
- Почему же у тебя оболочка бездомного? Неужели нельзя было подобрать какую-то более подходящую коши?
- Куда уж, более подходящую? Эта оболочка самая удачная.
- Да, но ведь социальный статус бездомного имеет свои ограничения.
- Так же как и свою свободу. До бездомного никому нет дела, а мне как раз именно это и нужно. Представь, я бы сидел с табличкой наставника, как думаешь, сколько искателей 
истины собралось бы вокруг меня?
- Не понятно, почему тебя смущает толпа искателей истины? Ты же должен нести свет знаний или я ошибаюсь?
- Если человек уже ищет истину, нет смысла его наставлять на путь поиска оной. Я не сказал, что я учитель, я сказал, что являюсь наставником. Указателем на перекрестке.
- Разве есть разница?
- Если бы ты был прилежен в науках, ты бы знал, что учителя и наставники не учат, а стремятся, чтобы искатели истины работали самостоятельно. А то вы все хотите даром получать, не прикладывая никаких усилий. Работайте над собой, и все у Вас получиться. Но если учитель показывает, как надо делать, то наставник показывает, где надо искать.
- Сенча, ты меня еще больше запутал. Ты не учитель, ты наставник. Учить ты не хочешь, ты показываешь направление. Что тогда я тут делаю? И зачем ты морочишься со мной?
- Ты часто ходишь по краю пропасти, и можешь погибнуть. И я имею в виду не только твою оболочку, которую души сбрасывают от рождения к рождению. Я говорю про твою душу. Да и общий баланс очень часто страдает, обычно все души стараются его сохранить, вы же с дружками постоянно его нарушаете.
- Странно, какое дело наставникам до общего баланса и моей души? Где ты был, когда нас Менкериил водил по своим больным фантазиям? Или когда мы в ад попали, без особых на то оснований?
- Ждал.
- Чего же ты ждал? Нашей смерти?
- Нет, я ждал этого момента.
- Здорово! Вот, момент, которого ты ждал, наступил, теперь что?
- Теперь я укажу тебе направление, а ты сам решишь идти указанным мною путем или нет.
- Значит, какая-то падкая на деньги душа бездомного, имя которой созвучно названию японского чая укажет мне направление,  я все верно понял?
- В одной восточной молитве есть очень мудрые слова: «Уважай путника, будь то младенец или старик, он тоже может быть учителем». В моем случае наставником. - Сказал Сенча и улыбнулся.
Я не стал продолжать спор на счет его понимания учительства и наставничества. Главное что мне было ясно, без помощи нам троим не обойтись. Все души знают какие-то особые правила существования, и потому могут себе позволить человеческую оболочку без опасности погибнуть или что-то испортить. Я же с другом родился человеком, чтобы убежать от демона, который на сегодня последовал обратно в ад за своим демонским господином Баалом. Совсем недавно освободили Рен Марины из рук того же демона Менкериила. Я полностью отдавал себе отчет в том, что являюсь ходячей бомбой с часовым механизмом. И если меня не научить быть тем, кто я есть, в следующий раз может и не повезти. Тоже касается Чубебира и Асура Локи. 
- Укажи мне направление, наставник, я хочу идти верным путем. Только сначала удовлетвори мое любопытство, скажи, где мы сейчас находимся?
- Мы находимся в тебе.
- Сенча, а можно более развернутый ответ? В какой части меня мы находимся, конкретно?
- Многие души недооценивают возможности оболочек и относятся к ним как к одежде, которую необходимо менять от случая к случаю. А ведь коши - это великий дар. Человеческое тело само по себе является вселенной, в которой душа занимает место творца. В тебе, так же как во внешней вселенной, есть галактики и солнечные системы, в тебе, так же как во внешней вселенной, вокруг солнц вращаются планеты. Конечно, большинство твоих планет не заселены живыми существами, конечно большинство миров еще не созданы. От твоего желания зависит, оживут эти миры или нет. Мы все, существующие во внешней вселенной, находимся в копии тела подобного человеческому телу. Великим мудрецам древности удалось обратиться к существу создавшему нас. И именно это является огромным секретом. Твое теперешнее состояние является нулевой точкой творения, из нее ты можешь попасть в любую часть собственного мира. Но так как все в мироздании связано невидимой нитью подобия, из личной нулевой точки творения ты можешь попасть в нулевую точку творения других существ. Моя задача отвести тебя к учителям, именно они смогут тебе помочь. Надеюсь, я ответил на твой вопрос?
-Да, Сенча, ответил. Единственное, я не понимаю, как из этой пустоты, в которой мы с тобой сейчас находимся, можно хоть куда-нибудь попасть. Еще не ясно, где я встречусь с учителями, они придут сюда, как сделал это ты?
- Терпение Сиккар, терпение. Ты сам все узнаешь в свое время. А теперь ответь мне на вопрос на чем мы с тобой стоим?
- Я не знаю, пол какой-то. Точнее, мы стоим на безликой твердой поверхности.
- Ранее я тебе сказал, что мы находимся в твоей нулевой точке творения, а это значит, что это пространство подчиняется твоей воле. Сделай, пожалуйста, этот пол жидким.
-Я не знаю, как сделать этот пол жидким… - Не успел я договорить, как мы с Сенча и полом опустились ниже на несколько сантиметров, и теперь весь пол оказался под водой, которая доходила нам по щиколотки.
- Молодец, а теперь сделай так, чтобы эта вода была бесконечно глубокой.
- Хорошо, Сенча, я попробую сделать так, чтобы эта вода была бесконечно глубокой… - И опять же, как только я договорил, твердыня на которой мы стояли, исчезла и мы с Сенча, оказались по пояс в воде, у которой не было дна. Но вода держала нас на поверхности, не давая утонуть.
- Теперь слушай меня внимательно, Сиккар. Когда ты будешь погружаться, воздух тебе будет не нужен, потому что это твой мир, а ты не вводил правил что под водой необходимо дышать. Но когда мы пересечем границу другого мира, ты начнешь задыхаться. Потому постарайся набрать как можно больше воздуха пока мы еще тут, так как если ты задохнешься в чужом мире, ты снова окажешься в своей нулевой точке и придется все начинать сначала. Тебе все ясно?
- Вроде да, только не понятно как погружаться. Ведь вода сильно выталкивает на поверхность.
- Попробуй сделать себя очень тяжелым, в результате чего ты начнешь уменьшаться в размере, и погружение будет идти быстрее.
Я сделал все так, как сказал Сенча, и действительно стал погружаться вводу. Чем больше я уменьшался в размере, тем тяжелее становился, и тем быстрее шел процесс погружения. В какой-то момент уменьшаться в размере стало сложнее, и мне пришла в голову мысль увеличивать все окружающее, что в принципе проще, чем уменьшать себя. 
Во время погружения попадались какие-то невнятные объекты, их было сложно разглядеть, но они были. Вообще, погружаться в темноту немножко скучновато, да и время идет непостижимо медленно. Если еще учесть что ты погружаешься с набитым ртом воздухом, которым не нужно дышать. выглядит такое погружение со стороны очень комично, именно так я себя и чувствовал. Я был хомяком с раздутыми щеками, который тонет. Этот образ меня развеселил и я улыбнулся. Как-то неожиданно вдруг, вода стала мокрой и холодной, все мое тело съежилось, и я понял, что теперь мне дышать необходимо. Все произошло так стремительно, и неожиданно для меня, что от молниеносности происходящего я чуть не выпустил весь воздух. Радовал тот факт, что уменьшаться, и становиться тяжелее больше не нужно было, вода тянула меня вниз, а я понимал, что это она выталкивает меня наверх. Вероятно мой низ, стал чьим-то верхом.
Когда мы с Сенчой выбрались на поверхность, недалеко от нас был каменный уступ, на который и мы взобрались. 
- Где-то тут должна быть дверь, помоги, чего стоишь? - Сказал Сенча.
Я стал осматривать темную пещеру внутри, в которой находился естественный колодец, из которого мы выплыли. Это было замкнутое пространство, где пахло сыростью, и слышался звук падающих капель воды. Откуда-то сверху бил слабый свет, отражаясь от мокрых каменных стен. Пещера или грот была неровной формы, камень был однородно серым и очень твердым. Он не крошился, когда на него наступаешь, и имел острые углы, о которые легко можно было пораниться.
- Ага, вот и дверь. - Сенча указал на старинную дверь по форме напоминающую перевернутое сердце. Дверь была деревянной с кованым декором. Ручки на двери не было, но мне было понятно, что сейчас придется придумать, как попасть внутрь.
- Открывай. Не смотри на меня, как будто я должен это делать. Путь твой, идти по нему тебе, я всего лишь проводник.
Я подошел к двери и сказал: «Открывайся» - дверь послушно открылась, и через метр от нее стояла такая же закрытая дверь. Я сказал: «Открывайся», еще раз, но вторая дверь не открылась.
- К каждой двери нужно подобрать свой ключ, если ты понимаешь, какие ключи использовать двери открываются сами. - Сказал Сенча.
- Ты считаешь, это мне поможет? В первый раз я дверь открыл интуитивно, как прикажешь поступить во второй раз?
- Повторяю, путь твой. Двери открывать тебе.
В тот момент мне показалось, что все мои ключи будут интуитивными. Я вспомнил свою смерть, смерть мальчика Вени, потом серый замок, писклявую девочку, Сибила… Как только я стал это делать двери начали открываться одна за одной. Их сразу открылось штук десять, и за каждой открытой дверью через метр была закрытая дверь, которая открывалась в зависимости от моих воспоминаний. 
- Что стоишь, беги. Двери открываются не навсегда. - Сказал Сенча и шагнул внутрь коридора из дверей.
Я рассказывал свою историю, думал о том, что со мной произошло, бежал и вспоминал. Когда я дошел в своих воспоминаниях до настоящего момента, двери прекратили открываться. Мы остановились с Сенчой перед дверью, и я почему-то знал, что эта дверь последняя.
- Теперь моя очередь открывать двери. - Сказал Сенча и подошел к ней.
- Нам нужно пройти, чтобы встретиться с учителями, откройся. - Сказал Сенча, и последняя дверь послушно отворилась. В тот же миг на нас брызнул солнечный свет и огромное количество запахов, а так же пение птиц и приятный летний ветерок. Когда мы прошли через последнюю дверь мы очутились на сказочной поляне, где все жило и благоухало. Слева и справа от поляны был лес, а дверь, как последняя наша преграда была выдолблена в стене небольшой, одиноко стоящей скалы, бурно окутанной разноцветной растительностью.
- Красотища, а где мы? - Спросил я Сенча.
- Мы в древнем мире, где живут древние силы и Великие Учителя. Мы там, где ты найдешь свою судьбу. Мы в начале,  на нулевом километре нашего мироздания. Отсюда все началось, и сюда все возвращается.
- Это рай или мир Божеств?
- Какое-то у тебя приземленное понимание. Почему сразу Рай, и откуда тут, скажи на милость, появятся Девы? Этот мир построили древние мудрецы, построили для себя. Он так же реален, как город Киев, в котором живет твоя оболочка. 
- Но это же не мешает ему быть раем или миром Дэвов?
- Не мешает, но это не рай и не мир Божеств. Перестань мне морочить голову, нам предстоит долгий путь до города. Потому собери чего-нибудь в дорогу, встречаемся тут через пятнадцать минут.
После слов Сенча, я осознал, что выгляжу как Владимир Серафимов, но являюсь Сиккаром. Странно, почему я не заметил этого с самого начала. На мне были надеты черные штаны, коричневая кожаная куртка и разноцветный свитер. И я понимал, что ноябрьская Киевская погода вполне подходит для такого вот наряда, а теперешнее лето постоянно стремиться выдавить из меня ручеек пота.
Я послушно пошел на край поляны, где она соединялась с лесом, мне показалось, что я видел там гриб. Когда я приблизился, с гриба слетела белая бабочка, мне даже привиделось, что тело бабочки было человеческим. Белые крылья скрывали обнаженную девичью стать. Но бабочка так скоро улетела, и так быстро махала своими крыльями, что быть уверенным в том, что я видел, было нельзя. Рядом с грибом росла синяя клубника, ягод было настолько много, что мне пришлось придумать, куда их собрать. Я снял свой рыжий свитер, завязал его рукава, и теперь продукция Пьера Кардена из модной теплой вещи превратилась в удобную походную сумку, куда я и насобирал ягод. Грибы я решил не трогать, во-первых, я плохо разбираюсь в грибах, во-вторых, их следовало бы приготовить, а уже потом есть. По поведению моего наставника я понимал, что готовить пришлось бы мне, и потому я подумал, что лучше схитрить.
- Хватит уже там цветочки нюхать, нам пора в путь. - Послышался крик с Поляны моего наставника.
Когда я подошел к Сенча его вид меня сильно развеселил. Со всех сторон он был обвешен всякими кулечками и небольшими сумками, завершала композицию медицинская грелка.
- А грелка зачем? - Сдавливая смех, спросил я.
- Там вода.
- И сколько же в грелку поместиться воды, четыре чашки?
- Это заговоренная грелка, в нее помещается примерно шестьдесят литров, может и больше, когда она полная ее тяжело нести, потому полный ее объем я не проверял.
- Сенча, а почему же ты заговорил грелку? Фляга бы лучше подошла, не находишь? - Я заливался от смеха.
- Грелку заговаривал не я, и вполне логично предположить, что когда заговаривали грелку, у меня, в тот момент, не было с собой фляги, вот потому я и хожу с грелкой, а не с флягой. Ни-че-гооо! Когда тебе пить захочется, тебе будет все равно из грелки пить или из фляги. Ты вот являешься рабом вещей, а я нет. Каждая вещь имеет свой функционал, и совершенно все равно как она выглядит. Вот ты, например, насобирал ягод в завязанный свитер, тебе что, было сложно попросить у меня кулек?
- Прости, Сенча, я не подумал, что ты прихватил с собой кулечки. На самом деле я еще не до конца уверен, где нахожусь. У меня есть серьезные подозрения о том, что окружающая меня действительность является результатом работы твоего волшебного чая.
- А ты проверь, телефон сеть видит или нет. Если найдет сеть, значит это твои глюки, если не найдет, значит все реально.
Я достал телефон, было три часа дня, сеть телефон не видел.
- Это не важно, видит телефон сеть или нет, сам же сказал, что в твоем подвале он не ловит. Вполне могу лежать сейчас у тебя в жилище, а ты можешь меня грабить или насиловать. Не знаю даже, что там еще придет тебе на ум, после заговоренной грелки. 
Пожалуйста, Сенча, не насилуй меня и не убивай. - С хохотом попросил я.
После последних моих слов, наставник явно обиделся. Сквозь обильную растительность на его лице начала проступать недовольная гримаса.
- Хватит глупой болтовни, следуйте за мной, Владимир Серафимов.
- Ого, так официозно. Да не обижайся ты на меня, просто захотелось над кем-то пошутить, а так как, кроме тебя никого рядом не было, решил не упускать такую возможность. И грелка, очень гармонирует с тысячей висячих кулёчков. Ты мне лучше скажи, тут водятся маленькие обнаженные девушки с крыльями бабочек? Я видел тут нечто подобное, но она так быстро упорхнула, что я не успел ее разглядеть.
- Нет, не водятся. Советую тебе меньше глазеть по сторонам, тогда быстрее дойдем. Мне и других дел хватает, не только тебя приходиться водить взад вперед, иногда еще мир спасать приходиться, от таких деятелей как ты.
- Если, я тебя задерживаю, ты мне покажи направление и ступай себе, не волнуйся, дорогу я найду.
- Как же, оставь тебя тут одного. Опять толи Баал явиться, толи еще какая катастрофа произойдет. Нет, уж лучше я доведу тебя лично, это проще чем постоянно подтирать за тобой.
А вот теперь обиделся я. Мне стала видна разница между наставником и учителем. Наставник - это ворчливое, ущербное  создание, которое ведет меня сейчас на встречу с учителем. Сколько раз им всем приходиться повторять, не виноват я, что вокруг меня всякие катастрофы происходят. Пусть учителя пробудят мою душу, я пойму, что к чему и может тогда прекратиться эта череда невезения.
Мы шли молча по лесу, где росли гигантские деревья. Мне даже порой казалось, что некоторые деревья, которые поменьше, на самом деле являются травой. Вокруг нас все жило, жужжали насекомые, шуршали листья и трава, пели птицы, а по листве деревьев бегали лучики света. Было очень красиво и спокойно. Вот только разглядеть всю эту живность, которая шуршала, пела, и жужжала, не получалось. Как только я останавливался привороженный окружающей красотой, мой провожатый ворчал на меня и требовал идти вперед. Неожиданно появился сырой болотный запах, я решил оглядеться, чтобы понять, откуда он идет. Когда я посмотрел назад, я увидел, что сзади нас стал появляться зеленый туман. Он перетекал из одной формы в другую, и казалось, что он движется в нашем направлении. Моя интуиция стала подсказывать мне, что с этим туманом что-то не в порядке.
- Сенча, в этом мире все безопасно? Ты вроде сказал, что умереть тут невозможно.
- Умереть тут нельзя, но можно попасть в начало пути. На счет полной безопасности, я тебе ничего не говорил. Собственно, я до конца и не знаю что такое начало пути. Может смерть и является началом пути, ведь после смерти душа начинает свой путь заново. Тогда, логично предположить, что тут можно умереть. Но я не пробовал тут умирать, как-то не очень мне нравилась мысль начинать все сначала.
- Сенча, - решил прервать я размышления в слух моего наставника, - а этот туман, может каким-то образом угрожать нам. Что-то меня он слегка пугает.
- Какой туман, где туман? - Сенча остановился и стал вертеться, оглядываясь по сторонам.
- Вон тот туман. - Я показал на небольшую возвышенность, с которой мы недавно спустились, теперь по ней спускался зеленый туман. 
- Ох, черт. Стражи леса. Бежим! - Крикнул Сенча, и я последовал за ним.
- Погоди, Сенча. А кто такие стражи леса? - На бегу спросил я.
- Что из названия разве не ясно? Стражи леса - это то, что вернет нас в начало пути, если мы не поторопимся и не покинем лес.
- Ага, ясно. Далеко еще до конца леса?
- Ты случайно не знаешь, сколько времени мы по нему шли? - Спросил Сенча.
- Не уверен, но думаю, пару часов шли. - Сказал я.
- Значит, нам теперь придется пару часов бежать. И как я мог забыть про стражей… Эх. Говорил же тебе не останавливаться.
- Так я и не останавливался.
- Как же ты тогда туман разглядел, на ходу?
- Может, на секунду остановился, и все.
- Вот скажи мне, Владимир, остановиться на секунду - означает не останавливаться? Не останавливаться, значит, все время идти! - Стал орать Сенча. - Пока ты идешь, лес думает, что ты тут временно. Но стоит тебе остановиться, и лес начинает думать, что ты хочешь остаться. А значит, можешь навредить ему, и как только он так подумает, появляются стражи леса, в нашем случае в виде ядовитого тумана.
- Слушай, какая замечательная идея. Вот бы украинским лесам таких стражей, а то уже так сильно загадили природу - сил нет.
- Напомнишь мне, об этой замечательной идее, когда мы будем с тобой корчиться от действия ядовитых паров, если не сумеем убежать. Хорошо, Сиккар?
- Ты не язви, я же не в данном конкретном случае говорю, что все отлично. Лес мог бы давать время на небольшие остановки, шашлычки там пожарить, водочки выпить. А вот если не убрали за собой, тогда пусть ядовитый туман.
- Ну да! Ну да! Но для шашлычков костер нужен, потому обломаем ветки, для водочки сидячие места нужны, потому сдвинем пару камней и подавим тамошних червей. И все остальное в том же духе. Нет, я лес понимаю, я не понимаю твою тупость. Ведь сказал же, не останавливайся!
- Хватит тебе, уже на меня орать. Откуда я знал, что лес может думать. Сам виноват, объяснил бы сначала последствия, я бы не стал вести себя несоответственно.
- Знаешь, Серафимов, люди на редкость недалекие создания. Я раньше все всем рассказывал, даже если бы я тебе сказал что остановись ты пару раз, на нас нападет чудище лестное, ты бы даже зная все это, обязательно остановился. И не важно сделал ты это намеренно или ненамеренно... Да что за день сегодня такой?! - Крикнул Сенча, пробегая по шляпкам дождевых грибов. Я сделал то же самое. Бежали то быстро, если бы даже захотели остановиться не смогли бы.
- Теперь то что, Сенча? Грибы восстанут и задушат нас во сне своими маленькими грибными лапками? Вроде обычные дождевые грибы.
- Вот именно дождевые грибы.
- Ой, да ладно? Что дождь пойдет? Ты что дождя испугался?
Когда лес окончился, и мы вбежали на поле мы решили передохнуть. Дождевая туча, которая следовала за нами попятам, от места, где мы раздавили семейку дождевых грибов, тоже остановилась, а вот дождь из нее лил не переставая.
- Согласен с тобой, Сенча, туча, которая следует все время за нами, очень неприятно. Хорошо еще, что молний нет. - Виноватым голосом сказал я. - Это поле тоже какое-то особенное? Ты сразу скажи чего от него ждать, какие еще глюки приготовил твой чай.
- Вроде, это поле тысячи ветров. Разумный лес оканчивается либо у ущелья скорби, либо у поля тысячи ветров. Если это не ущелье, значит это поле.
- Логично. Теперь что, на нас будут дуть самые разные ветры?
- Необязательно. Если мы ничего не потеряем по дороге, ветра нас трогать не будут.
На всякий случай я решил проверить свои мокрые вещи. На первый взгляд, все было на месте.
- Отдохнули, можно отправляться в путь. - Грустно сказал Сенча, и мы с тучей последовали за ним.
- Скажи мне, о мой Густобородый Наставник. Нельзя ли до города великих учителей добраться как-нибудь иначе? Чтобы не бегать по лесам от ядовитого тумана, или не топать по бесконечному полю в сопровождении дождевой тучи.
- Путь твой, решать тебе. Найдешь лошадей, сможем поехать на них. вызовешь такси - поедем на такси.
- Ого, тут, что и такси есть?
- Нет.
- А лошади?
- Вон они, иди, лови. - Сказал Сенча и указал на табун лошадей. Который был еле виден на горизонте бескрайнего поля. Навскидку, в километрах двадцати отсюда.
- Эй, лошади! - Крикнул я. - Погодите, я иду к вам, чтобы Вас поймать. Тогда мне показалось, что у нескольких лошадей на голове был рог, нет, я даже готов был поклясться, что это был табун единорогов.
Сенча уселся что-то перекусить, а я бросил сумку-свитер и пошел по направлению к единорогам. Туча разделилась надвое, одна половинка пошла со мной, вторая половина тучи осталась трапезничать вместе с Сенча. Я успел пройти всего несколько метров, как табун скрылся из виду,  а на его месте ударила молния, и поднялся сильный ветер. Я решил вернуться к Сенча.
- Теперь что не так? - Обратился я к нему.
- Не знаю, может, ты свитер потерял, может, ты меня потерял. Эти ветры разве ж поймешь. - Спокойным голосом ответил Сенча.
- Надо же! Куда не глянь одни проблемы. Теперь кроме дождя, нас еще ветры обдувать начнут? - Возмутился я.
Сенча, поднялся с корточек, стал завязывать свои кулечки, и посмотрел, чтобы ничего не осталось лежать на траве.
- И не говори, Серафимов. Я же тебе сказал, не важно скажу я тебе что-нибудь или нет. Есть люди как люди, пару шагов и мы в Беловодье. Или твой случай, где на каждом шагу проблема. Давай за руки возьмемся... Ты же такси хотел, сейчас, предполагаю, будет тебе такси.
Я подобрал свой свитер и обнял Сенча, ветер усиливался, и я догадался, что вскоре он превратиться в ураган, который и перенесет нас через поле, если конечно мы выживем. Радовал тот факт, что тучу всенарастающий ветер трепал так же как и нас. Может быть, он ее разгонит, и у нас появиться шанс слегка просохнуть. Ураган поднял нас легко, как мама поднимает свое дитя, но в отличие от нее он несколько раз ударил нас об землю, потом стал волочь по ней, вероятно, пока ему это не надоело, и вскоре он не унес нас в небо.
Сверху поле было огромным, Я смог даже рассмотреть ущелье скорби о котором говорил Сенча, внутри ущелья текла река белого цвета. На горизонте, за ущельем я увидел горную гряду, тоже вероятно какого-то красноречивого названия. Вокруг нескольких горных вершин кружились огромные птицы, но после увиденных единорогов, мне почему-то подумалось, что это кружились драконы. Я летел и думал, что, наверное, каждый ребенок хочет попасть в сказку. Но не каждому ребенку везет испытать то, что испытываю сейчас я, путешествуя верхом на урагане.  И пусть я выгляжу как молодой мужчина. Ведь внутри то, я мальчик Веня, который совсем недавно упал с утеса. Значит, и в бабочке я не ошибся, это точно была голая девушка с крыльями бабочки. Надо будет детально расспросить Сенча об этом мире, когда мы приземлимся. Нравится он мне, даже не смотря на все его опасности. 

Категория: Роман | Добавил: Kamail (11.10.2012)
Просмотров: 1111 | Рейтинг: 5.0/1